23.09.2016

Владимир Силкин о самых важных вопросах в российском парусном спорте

                                       

Президент ВФПС о бюджетном финансировании, «спортивном туризме», молодежной сборной и других темах, которые вызывают неоднозначную реакцию у болельщиков парусного спорта.

 

…Хочу затронуть тему так называемого «спортивного туризма»… Мы начали обсуждать эту тенденцию более трех лет назад на чемпионате России в Тольятти. Я общался с авторитетными тренерами, и все говорили во весь голос: «У нас процветает «спортивный туризм». Цель его – попасть в сборную, получить ставку, какую-то матчасть и «кататься» по регатам. И все замечательно, и жизнь идет. Часто так и было: результаты в третьем-четвертом десятке и никакого прогресса.

Помню, был разговор, в ходе которого я сказал, что если мы хотим чего-то добиться, надо работать. Но мне ответили: «Для того, что бы добиваться чего-то, надо ездить на регаты - в Майами, на Канары»… Тогда встал мудрый Олег Алексеевич Ильин: «Слушай, ты старт не умеешь брать. Езжай и тренируй, для этого не нужны международные регаты».

Большой труд – краеугольный камень успеха в спорте. Сколько спортсмены двадцатки сильнейших проводят на воде? 500-800 часов, легендарный Валентин Манкин – более 1000 часов, а некоторые наши спортсмены – 60-80, то есть в десять раз меньше! О чем здесь говорить…

Я несколько раз встречался с Валентином Манкиным, мы обсуждали эту тему, и он рассказывал, что начинал тренироваться в 6 утра, а заканчивал в 10 вечера, а для того, чтобы чувствовать лодку, ночью без весел садился в нее и «ловил» ощущения. И делал это часами! Манкин тренировался не только на воде: на корточках сидел, чтобы идеально прочувствовать баланс. Сначала сидел 10 минут, затем часы… Люди, которые хотят побеждать, хотят выиграть Олимпийские игры, даже не работают, а пашут! Это очень тяжело. Они не могут себе представить, что во время подготовки к олимпийским соревнованиям можно поехать на гонку выходного дня, все их время посвящено работе на победу.

Хочу вспомнить прошедшие Игры и комментарий одной из российских синхронисток-чемпионок, который меня поразил. Ее спросили: «Вы выиграли с таким преимуществом. Наверное, у вас просто нет соперниц, и победа досталась вам легко». А она ответила: «Легко. Тренировки - четыре года, по 10 часов каждый день, включая субботу и воскресенье». Спросите у любого нашего яхтсмена, а сколько часов в день тренировался он? 10 часов или сколько? Вот и все.

 

…Есть еще один момент, который до сих пор вызывает споры. В свое время мы обсуждали две стратегии финансировании. От министерства спорта у нас были 20 процентов от требуемой цифры, и можно было либо распределить эти деньги поровну между всеми классами, либо осознанно отдать их наиболее перспективным спортсменам способным чего-то добиться, тем, которые хотят, могут и много трудятся. «Прошли» мы по каждому классу, поговорили с тренерами, посмотрели статистику соревнований и решили, что будем финансировать к Рио только те из классов, которые покажут лучшие результаты на чемпионатах мира и Европы, и у которых есть перспективы получить лицензии. Конечно, было много недовольных, и до сих пор идут обвинения. Но, повторяю, это было осознанное решение Президиума. Кстати, министерство спорта РФ очень это решение поддержало. На самом деле, такая ситуация в России в каждом виде спорта. Видите перспективу – поддерживайте. А если видите, что люди, либо не хотят, либо не могут – увы…

Все спортсмены прекрасно знали, что те, кто получит лицензии, будут обеспечены на 100 процентов. И что бы сейчас ни говорили, но когда в сентябре 2014 года в Сантандере классы 470 и RS:X получили лицензии, мы пригласили тренеров и сказали – пишите, что вам нужно. Разумеется, пишите по уму, а не совсем все, что хочется… И они написали. Потом были встречи и с тогдашним главным тренером Андреем Старцевым, и с Екатериной Скудиной, которая курирует спорт высших достижений в Президиуме, и с личными тренерами, по оптимизации необходимых расходов. После предоставления этого запроса и всех расчетов в министерство спорта, все получили запрошенную матчасть. Цель была одна – добиться медали.

Мы, конечно, понимали, что большие шансы есть у Павла Созыкина с Денисом Грибановым, у Стефании Елфутиной. После бронзовых медалей на чемпионах мира и Европы в классе 470, после уверенных выступлений в RS:X отношение министерства к парусу изменилось. В те годы было уже тяжело с деньгами, но нам говорили: «Сейчас мы не можем дать гарантию на год, но на два месяца можем». Так повторялось несколько раз и министерство, и Олимпийский комитет России сделали абсолютно все.

Есть, конечно, определенные проблемы, например, Минспорт не может финансировать логистику - не может выделять деньги на переезды, бензин. Министерство не может профинансировать перевоз, скажем, доски, которая является негабаритным багажом, который оплачивается отдельно. Нет такой статьи в бюджете. Мы находили партнеров и спонсоров, которые финансировали такие вещи. Скажу честно, без спонсоров это было бы невозможно.

Таким вот образом происходит взаимодействие федерации с Минспортом и ОКР. В народе это называют «деньгами федерации», но это не деньги федерации. У федерации нет бюджетных денег. Деньги федерации – это членские взносы. Сейчас они составляют 3 миллиона рублей в год, и это несколько процентов от бюджета федерации! На эти деньги невозможно даже содержание офиса, не говоря о заработной плате сотрудников, налогах, сборах и тому подобном.

 

…Как мы можем убедить спортсменов, которые, по их мнению, недополучили финансирования, что было принято правильное решение? Доказывайте свою перспективность! Войди в десятку на чемпионате Европы и мира - и никаких вопросов. Это принцип всех ведущих парусных держав.

Если мы посмотрим на победителей Игр в Лондоне и Рио, то в их числе не только представители стран, которые имеют хорошие финансы и материальное обеспечение, это и представители стран, в которых вообще нет бюджетного финансирования!

Я очень много общался с Евгением Браславцом, который был тренером австралийской женской сборной в классе 470 вместе с Виктором Коваленко, и он рассказывал о подходе к этому вопросу в Австралии. Он очень простой: если ты попадаешь в мировую тройку, то федерация обеспечивает 100-процентное финансирование, если в шестерку – то 50-процентное, если в 10-ку – 25-процентное, если спортсмен во второй десятке, то он не финансируется вообще.

Так не только в Австралии, США, Великобритании, а практически во всем мире: сначала докажи, а потом будут деньги. А не так: дайте лодку, обеспечьте финансирование, а я постараюсь. Не получится – извините. Мы живем в рыночной экономике – это другие условия: нет 100% и даже 25% бюджетного финансирования! Если ты сам сможешь убедить спонсора дать тебе деньги на перспективу – пожалуйста. Только очень немногие на это пойдут. Мы ведь даже предлагали такую схему: ты находишь спонсора, который дает тебе в долг, мы согласовываем деньги, план подготовки, далее ты работаешь. Получаешь лицензию – мы компенсируем спонсору все затраты, не получаешь – не возмещаем. По-моему, это честно!

Помню, когда я в первый раз пришел в Минспорта и стал говорить о том, что у нас финансирование обеспечено всего на 20 процентов, ответ был таков: «Когда привезете медали, тогда и будет разговор об увеличении финансирования». Я настойчиво пытался доказать, что если не будет финансирования, не будет и медалей. Очень сильно возмущался, а потом понял, что на самом деле этот принцип правильный. Ведь если бы министерство согласилось обеспечить всё, и никто не выиграл бы, я бы пришел и сказал – не получилось.

Поэтому, на самом деле принцип «добился – получи» правильный. Потому что иначе мы получаем «спортивный туризм», когда спортсмен не отвечает за итоговый результат.

Один из главных итогов Рио – мы победили в сборной эту иждивенческую философию «спортивного туризма».

 

…Когда начал работать этот Президиум, то, после общения в кругу его членов и с тренерами, обсуждения предстоящих Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, сложилось общее мнение - у нас никаких шансов на получение медалей в Бразилии нет… И именно поэтому тогда было принято решение, что нам нужно ориентироваться на Токио-2020 и готовиться уже к тем Играм. И только, может быть, пару лет назад ситуация изменилась, и стало понятно, что и в Рио у россиян есть некоторые перспективы.

Но тогда, четыре года назад, мы решили, что готовимся к Токио, и это было правильное решение. Мало того, в 2013 году было сделано то, что никогда не делалось федерацией – мы просчитали на семь лет вперед проект «Токио-2020». Там и планы мероприятий, и создание баз, и все бюджеты на каждый год, и планы, как выстроить систему тренировок. На основе этих расчетов была создана молодежная команда. Этот проект мы назвали «Команда надежд». И это основной, на мой взгляд, фундамент медали в Рио Стефании Елфутиной.

Программа была просчитана и обеспечена с точки зрения финансирования, плюс подобрался очень неплохой тренерский состав. Сработала и идея матчевых встреч Юношеского кубка.

Кстати, о Кубке, и вопросах, зачем он нужен. Когда мы три года назад в первый раз привезли наших ребят на Гарду, чуть ли не три четверти команды впервые выехали на регату за границу.

Целей у Кубка было несколько. Первая - сломать стену страха перед лидерами парусного спорта. Россиянам было полезно увидеть, как эти лидеры добиваются успеха, как они тренируются. И наша молодежь осознала, что их победы приходят не потому, что они из Италии и у них хорошая матчасть, а потому что они много работают.

Вторая - сломать психологический барьер. Я в хороших взаимоотношениях с Шамилем Тарпищевым. Как-то мы обсуждали тему лидерства, и он сказал, что уровень мастерства теннисистов мировой сотни, фактически, одинаков, и побеждает психология. Нужно воспитывать психологию победителей. Наш Юношеский кубок - это и есть воспитание этой психологии.

Третья - Кубок внес большой вклад в создание того, что называется командой. Во время первой регаты на Гарде были команды Италии, Франции и не было команды России: все были поодиночке – как тренеры, так и спортсмены. Говорят, что в парусном спорте вообще не может быть команды, поскольку все яхтсмены между собой соперники. Да, все они соперники. Сам наблюдал, когда на сборы приезжает тренер, берет своего спортсмена и тренирует так, чтобы никто другой не видел. Не знаю, как с этим бороться… Но в спорте командный дух - это очень важно. Могу сказать, что в молодежке есть командный дух. И это хорошо было видно, скажем, на последнем из Кубков в Санкт-Петербурге.

Программа молодежной команды, вообще, очень много дала. Если посмотреть динамику рейтинга молодежной сборной, а цифры говорят обо всем, то в 2012 году она была на первенстве мира ISAF на 29-м месте, а в 2014-м – на 8-м. Два года и такой успех. Да, деньги здесь важны, но это не только деньги. Это идеология, правильно построенный тренировочный процесс, психология.

Сохранение молодежной программы очень важно. К сожалению, у нас есть проблема с детским спортом, мало мы пока этим занимаемся. По этой причине есть, конечно, проблема скамейки запасных. И если мы понимаем, как двигаться по молодежной части, понимаем, как двигаться по олимпийской части, то массовость нам только предстоит развивать. А ведь массовость - это фундамент для поиска олимпийских чемпионов.

Безусловно, ребенка кто-то должен привести в парусный спорт. Году в 85-м я был в Чехословакии и в каждом городишке видел чуть ли не десятки теннисных кортов. Я тогда сказал себе – мы никогда в жизни не сможем догнать эту страну в теннисе. Много позже, тот же Тарпищев объяснил феномен российского тенниса: «В 21 веке думать о возможности возрождения советской системы бюджетного финансирования - это утопия. Все только в родителях. В свое время мы вложили много сил в пиар Анны Курниковой – красивой девушки и победительницы. И родители повели детей в теннис, стали покупать ракетки, мячи, форму, искать, где арендовать корты. Дальше – больше. Сейчас у нас огромное количество занимающихся теннисом. Вот залог успеха российского тенниса».

И в этом свете для российского парусного спорта был очень важен успех на Олимпийских играх в Рио Стефании Елфутиной. Людям нужен пример. Нужно, чтобы родители сказали: «Какой красивый спорт!» Это разорвет ассоциацию нашего вида спорта с «яхтой Абрамовича», разорвет ассоциативный ряд, который на самом деле не соответствует действительности. Безумие думать о том, чтобы найти бюджетные деньги на развитие парусного спорта - в стране нужно развивать инфраструктуру, чтобы детям, если они захотят заниматься парусом, было бы куда прийти.

 

 

Видеоканал

Thumb wide 2020 12 28 214459

«Яхтсменом России 2020» стал Даниил Крутских, «Яхтсменкой России» - Ирина Грачева!

Итоги Общественной премии Всероссийской федерации парусного спорта были подведены в понедельник, 28 декабря, в эфире телеканала «МАТЧ! Страна».

Thumb              3.001

«МАТЧ! Страна». «Парусный спорт». Ноябрь-2020

Смотрите ноябрьский выпуск авторской программы PR-директора Яхт-клуба Санкт-Петербурга Алексея Жирова.

Thumb yr 2020

Национальная премия ВФПС «Яхтсмен России 2020». Голосование завершается 13 декабря!

Проголосовать за номинации «Яхтсмен России» и «Яхтсменка России» может каждый член ВФПС, зайдя в личный кабинет на сайте федерации.