29.03.2014

Виктор Потапов: Скорость привлекает

Сегодня день рождения у Виктора Яковлевича Потапова. Исполком ВФПС искренне поздравляет Вас и желает здоровья, бодрости и успехов.

Про Виктора Яковлевича Потапова чаще говорят, когда упоминают класс «Финн», в 1972 году он завоевал бронзовую медаль на Олимпиаде. Но его достижения в «Торнадо» не менее значительны. Он дважды, 1978 и 1980 году, становился чемпионом мира в этом классе, в 1980 году – обладатель Кубка мира, на Играх XXII Олимпиады 1980 года занял четвёртое место. В 1981 и 1982 году выиграл чемпионат Европы. Как это было? Всегда интересно узнать, как удается достичь таких результатов, что помогает и что мешает. Об этом рассказал Виктор Яковлевич – легенда парусного спорта. 


Виктор Потапов, Александр Зыбин. 1979 год.

На «Торнадо» я пересел после Олимпиады, в 1976 – 77 году, где мы с братом поделили по очкам 3 и 4 место и остались без медалей, из-за того положения, которое действовало тогда. До этого я мастер был по тихоходным лодкам, на «Финне» ходил, потом на 470. Когда мы приехали после Олимпиады, мне сказали так – на катамаран пересаживаешься. У нас на Олимпиаде в «Торнадо» было 12 место из 14-ти участников. Тогда гонялись В. Васильев с В. Тинеевым. Тинеев - шкотовый мало весил. А Васильев очень много, за 100 килограммов. Тяжело ему было, особенно на полных курсах. Тогда еще никакого генакера на «Торнадо» не было, и лишний вес очень сказывался. 

И вот мне нужно осваивать новый класс. Для меня это не трудно было, до этого я гонялся на буере, на монотипе, на «B-шке» мне старший брат, Володя давал иногда пройтись. Конечно, скорость на катамаране – она и есть скорость. Она привлекала. 


Катамаран «В». 1971 г. Владимир Потапов.

Даже помню с дядей Валей Летуновым (Валерий Иванович Летунов построил катамаран «Царь», сделал катамаран с одним крылом, после Олимпиады 1972 года. Тогда класс «B» был свободным) как-то решили «Давай прикинимся»». Я тогда на «В-шке» шел, а он на своем. Это в крови было у всех гонщиков, которые на Клязьме выросли. Всегда с кем-то «прикидывались», за счет чего и вырастали. Раньше «Иосиф Сталин» и «Михаил Калинин» ходили – это первые винтовые двухпалубные пароходы, которые у нас появились на Клязьме. За ними широкая, настоящая, с перекатом волна шла. И мы с дядей Валей там пристроились прикидываться, и от Троицкого до Покровки долетели одинаково. Он не мог перескочить волну парохода, а я на ней держался. Потом, правда, он перевернулся, долго его поднимали. Но в море его конструкция давала такой эффект скорости, и круче катамарана шла.


Монотип XV. 1970-ые годы. Виктор Потапов.

Вопрос со шкотовым решился быстро. Мне Валя Замотайкин сказал тогда: «Чего ты придумываешь? Вот готовый экипаж. Садись с братом». Мы и сели с Александром на «Торнадо», осваивать нам долго ничего не пришлось. У меня был опыт нахоженности огромный. 


Виктор Потапов, Александр Потапов. 1977 год.

Буквально на чемпионате Европы в 1977 году германская федерация пообещала нам продать лодку. Президентом ассоциации «Торнадо» был Йорг Шпенглер. А на чемпионат Европы мы поехали на старой лодке, пластмассовой, на которой Володя Дякин ходил. Он тренером у меня был во время чемпионата мира в 1978 году. 


Александр Зыбин, Владимир Дякин, Виктор Потапов. 1979 год.

Приехали мы на чемпионат Европы, и после каждой гонки вытаскивали лодку, у нас через верх вода вытекала из люка. «Буржуи» посмотрели на то, как мы гонялись, и решили, что если дать нам хорошую лодку, им вообще ничего и не достанется. И в итоге, так и не продали нам ничего.

А потом, пока заказали… По тем временам все шло очень долго. Пока тренерский совет примет решение, пока начальник управления. Деревянную лодку заказали в Германии. Фирма «Глас» была такая. Получили ее только в 1978 году. К этому времени в сборной появились и другие гонщики. После Васильева Айн Памеранс - рулевой из Эстонии был первым номером, Виктор Кривошей из Николаева, Яша Кливер начинал ходить. Он в 1978 году чемпионат Европы выиграл с Сергеем Фогелевым. Яша Кливер сам из Копчага, из Казахстана. Перевелся служить в Севастополь в Вооруженные Силы. Соболев поставил его на «Торнадо», сказал: «Надо нам как-то этот класс подтягивать».


Катамаран 
«Глас». Чемпионы мира 1978 года и призеры Балтийской регаты В.Потапов , А.Зыбин. Фото И. Федорова.

Получили мы лодку, поехали в Австрию на Нойзидлер Зее, в 1978 году. Там озеро мелкое, максимальная глубина – 1,5 метра. И тут неприятность случилась.

Мы с братом идем, и я вижу, кто-то идет впереди нас. У нас отрыв уже приличный был. Ну, идти бы спокойно. Так нет, бросились догонять. И врезались мы в кочку носом, с волны летели, а озеро мелкое. Я летел через нос, и единственное что успел - руку подставить. Представляете краспица на катамаране какой высоты? Догнал я ее, и на руке у меня до сих пор яма осталась. А когда вернулись, сразу Пильчин заявил – вот три дня ты не тренировался – все - мы тебя из сборной вычеркиваем. Но я остался, с одной рукой ходил и лечился, в диспансер каждый день ездил. Ну, ничего. 


Яков Кливер, Сергей Фогилев. Севастополь. 1978 год.

Сказали, что Кливер у нас – первый номер. На чемпиона Европы он поехал. Потом была Балтийская регата – предолимпийская в 1978 году. И на ней только я третьим оказался. Больше никто в призы не попал. 

Заканчивался сезон 1978 года, и нас отправили, меня и Леонтьева на «Летучем голландце» в Англию, на чемпионат мира. Это как раз то место, где была Олимпиада – парусная гонка – Веймут. Там сильные приливные и отливные течения. 


В. Потапов, А. Зыбин. 1978 год.

Приехали мы в Веймут. Очень сложные условия были, на наше счастье, конечно. Дуло так сильно, что «спасите наши души». Уже после гонки, когда мы влетали в гавань, стоячая волна была с моря по краспицу почти. Я не видел, куда иду. Вот лечу – знаю, что дом там. 78 экипажей, по-моему, было. Англичан - 16 экипажей. Среди них Рег Уайт – первый олимпийский чемпион в «Торнадо», чемпион мира, и его сын Роберт тоже гонялся. 


Виктор Потапов, Александр Зыбин. 1979 год.

Если бы нормальные условия были, может быть, мы и не выиграли бы. Но в такой ситуации нас трудно было нас удержать, мы на голову были сильнее всех. И веса хватало, и рулили нормально. Матрос у меня был Зыбин – рослый достаточно. Вот мы и в сильные ветра выиграли, даже без последней гонки. Конечно, там могли быть какие-то варианты. Мне надо было прийти где-то за десяткой, а Рег Уайт должен был победить. Но ходили мы с ним вместе, рядом. В общем, в одну калитку выиграл.

В 1979 году мы тоже прилично выступали, но весь год прошел как-то в поиске. Я искал разные варианты, и не только я. Весь класс «Торнадо» был в поиске. Мачты уже стали ставить прямо, гнули их принудительно. Такие революционные моменты, которые серьезно на скорость влияли. 


Предолимпийская регата. 1979 год.

Предолимпийская регата 1979 года в Таллине была самая сильная, которая вообще проводилась не только у нас, а в мире, я так считаю. Было по два экипажа от страны. Один экипаж, конечно, может быть не в форме, но два экипажа! Там были выжимки - от каждой страны приехали лучшие. Первыми здесь мы пришли только в последней гонке, а так ходили вторыми, но по результатам вышли на первое место, могли и не гоняться последнюю гонку. Только Валентин Пикуль написал мне и пообещал: «Если выиграешь, то получишь «Битву железных канцлеров» с автографом». Пикуль приглашал в гости к себе, но мы не поехали, времени не хватило. Ездил приятель, корреспондент «Красной Звезды». Он и привез книгу. Но говорит, только при условии – первыми. Так на предолимпийской регате мы и выиграли.  


А. Зыбин, А. Соболев, В. Потапов.  1978 год. Порт Сочи.

1980 год – олимпийский. Началось все с поездки в Новую Зеландию на чемпионат мира, а перед этим в Германию - на «Глас» - фирму, где лодки делают. Мы поехали вместе с тренером Александром Соболевым. И не успевали лодку доделать. У них в выходные нельзя было работать. Хотя приехали, икры, водки привезли – денег не было тогда, по тем временам. Если 100 долларов за год заработаешь - миллионером считался. И никак. Тем не менее, в субботу они там работали полдня втихаря. 

Из Бремена европейцы отправляли все катамараны на судне в Новую Зеландию, и судно задержали на три дня, нас ждали. Лодки шли через Австралию. Все другие во время пришли, а наши почему-то в Австралии потерялись. Появились они только, когда две гонки уже прошло. А две гонки – это конец уже. Выбрасывается ведь только одна. И там катамаран швейцарца был – Вальтера Штайнера. Он почему-то не приехал. Вальтер делал шверты, перья пластиковые на деревянные лодки. Мы пришли, ждем. Нам уже гоняться. Я говорю: «Лодка чья?» Мне отвечают: «Вальтера Штайнера». Я спрашиваю: «Он не приедет?» Не приедет. «Ну, нам на гонки, на чемпионат мира, может быть, дадите?» Нет – все категорически против – немцы, швейцарцы и австрияки. Я позвонил Штайнеру. На работе его не было, дали домашний телефон – звоню жене, а она говорит: «Нет его. Он, наверное, в горах на лыжах катается». Звоню туда. И он дает добро. У меня отношения были со всеми хорошие. Потому что я гонялся, так сказать, в белых перчатках по сравнению с остальными, без пакостей, без гадостей. 

 
Чемпионат мира. 1979 год.

Я Вальтеру говорю: «Ты не уходи, потому что там твои друзья. Они не очень хотят, чтобы ты… Побудь на телефоне». Швейцарца притаскиваю с собой. Он Вальтера уговаривает: «Нельзя давать. Что ты, против нас?» Но Вальтер дал лодку, и на этой лодке мы выиграли чемпионат мира в слабый ветер. Все гонки на ней отгонялись. Вот Штайнер потом приехал на Йерскую регату и 54 место занял. Хотя думали, что «золотая» лодка. 

Единственное, что я там поменял – это руль. Точнее не руль, а румпальник. У нас черная изоляция есть такая. И разница очень чувствуется, особенно в слабый ветер. Матросом был Зыбин. Хотел я его поменять тогда. И уже вылетаем, в Шереметьево, я его спрашиваю: «Саш, ты мне скажи честно, сколько ты весишь? Слабый ветер вдруг будет». Так и получилось - слабый ветер. Много мы весили. Но, короче говоря, выиграли мы чемпионат мира. Хотя, вообще-то, все было против.

 
В. Потапов, А. Зыбин. Таллин. 1980 год.

Когда в 1980 году в Таллине была Олимпиада, мы с Зыбиным пошли. Еще перед Олимпиадой он добился, чтобы нам купили новую лодку «Денингер» - пластмассовую из Германии. Пошел я тогда к Анатолию Ивановичу Колесову - зам. председателя спорткомитета СССР, говорю, что на Кильскую регату надо съездить, потому что Олимпиада в парусном спорте – самая простая регата. Представляете себе на чемпионате мира – 78 лодок, а на Олимпиаде – 15, и из них штук 10 максимум идет нормально, а остальные…

Надо проверить лодку. Он соглашается, все подписывает. А потом, на следующий день, меня вызывают к Колесову, и он говорит: «Витя, извини. Бойкот объявили. Ну как мы поедем, если немцы бойкот объявили?» Я предложил: «Ну, в конце концов, наоборот, поехать и выиграть. Чего в этом? Мне где-то надо лодку проверить, настроить надо».

И ничего не вышло. Надо было гоняться на старой лодке. Но Суворов как сказал: «Легкие победы не тешат сердца русского». Все как-то считали, что Олимпиада у кого - у кого, а у меня-то так пройдет. А получилось, что лодка есть, а мы никуда перед Олимпиадой не поехали. Съездили в Финляндию, а там… Я бы там на любой лодке, наверное, выиграл. На Олимпиаде же ветер совсем слабенький был, и ходовые качества, конечно, свою роль сыграли. Поэтому и результат был – 4 место. Хотя в предпоследней гонке мы выиграли, а вот у бразильцев сидел швед в команде, и они в последней гонке, на финише, пропустили шведа, и в результате швед стал 3, а я – 4.

 
Виктор Потапов, Александр Потапов. 1981 год. 

Вообще, то что в Таллине была Олимпиада парусная – это отчасти… В общем решение было принято неверное. Вся команда была против Таллина. Еще не знали, что Союз развалится, но считали, что когда Олимпиада закончится парусная, мы туда не войдем больше. Нас парусников туда не пустят. В Питере надо было проводить. А после Олимпиады, когда мы на следующий год приехали, и, как мы и говорили, там сборную с трудом разместили. Сначала много всего наобещали, например, что кто в каких номерах жил, будет приезжать – всегда там жить. Ну и ничего. Это еще Советский Союз был. А после этого и говорить нечего…

После 1980 года мы ездили, выступали. И в принципе результаты были приличные. Чемпионат Европы в 1981 году выиграли, с братом еще. Потом, после Зыбина, опять ко мне брат пересел, это после Олимпиады и чемпионата, потому что у Зыбина вес действительно уже большой был. Он к Манкину матросом сел. А мы с братом опять стали гоняться, и в 1981 году на чемпионате мира во Франции в первой гонке пришли с отрывом в целый бакштаг. А гонку эту взяли и отменили, потому что на нашей дистанции семидесятки были, и знак их каким-то образом на нашу дистанцию попал, сдуло его что ли. В результате Кливер занял 2 место, французский экипаж – третье, а мы были пятые.


Чемпионат Европы 1981 год. Травемюнде. Виктор Потапов, Александр Потапов.

После этого опять встал вопрос о новом матросе. Мне Гарика Терехина предлагали и Витю Коваленко пытались ко мне пристроить.

Потом брат, Саша, говорит – вот Сережа Кузовов – нормальный парень. Он пришел и сразу как-то сорвал с напора. Потому что в сильный ветер мне равных не было в мире. А он перво-наперво сшил шкоты, регулировку по погону и гикошкот. Я говорю: «Сережа, не выдержат». Он мне: «Выдержат». Я говорю: «Не выдержат. Нагрузка же, катамаран, скорость». «Нет, выдержат». Пошли. В конце концов, это все обрывается в Италии, на Гарде. И я беру, завожу через два лопаря вместо трех, опять всех догоняем. Мимо Кливера пролетаем со свистом. Кливер потом шутил: «Смотрим, вы там специально всех здесь тренируете?»


Виктор Потапов, Сергей Кузовов. 1982 год.

На следующий день пошли гоняться, и блоки, через которые шли шкоты из-за чрезмерной нагрузки в предыдущий день, развалились, не выдержали. Как мы там не переехали кого-то, не знаю. И вся эта Европа пошла насмарку. А потом ездили, гонялись с Кузововым. Выиграли Кильскую регату. Все шло нормально. 

Раз мы с ним перевернулись на «Торнадо» в Сочи. Там условия такие – волна идет быстрее ветра. И я гляжу, катера нет, а зимой это было. И чего делать? А я на катамаране. Беру его и полностью делаю оверкиль, то есть переворачиваю, а потом один ставлю на волне. Сам в воду, как шверт – много сопротивления, и вот на волне его заводишь, поддергиваешь, и ставишь. Потом только катер появился. Но я был не первый. Кривошеев говорил, что он тоже также свой катамаран ставил.

Мы неплохо с Кузововым гонялись. Результаты были в десятке постоянно, даже чаще, наверное, призовые, в тройке. Но мы выезжали всего 2 – 3 раза в год максимум. И в принципе были готовы к соревнованиям. А потом бойкот начался. Сначала бойкотировали нашу Олимпиаду, когда не приехали «буржуи». Олимпиада, конечно, ущербная получилась. Из-за этого и мы тоже бойкот объявили в 1984 году, когда Олимпиада была в Америке, в Лос-Анжелесе.


Пауль Эльвстрем с дочерью Трини.

Вот там Эльвстрем с дочерью заняли 4 место на катамаране. Я могу похвастаться, что он учился у меня, причем, не стесняясь. Он пересел на катамаран и сначала приехал с конструктором, кажется, все подходил, спрашивал, расспрашивал. Потом с дочерью начал гоняться. Он сам висел на трапеции, за нее шкоты еще добирал. Если б он посадил нормального шкотового, то в Америке в 1984 году выиграл бы эту Олимпиаду. Не стеснялся он спрашивать и несмотря на то, что он Эльвстрем. Для нас тогда за честь было сфотографироваться с ним. А он подходил, всем интересовался. Но, я считаю, что это нормально. Я тоже на этом вырос. Сам также учился, всех кругом спрашивал, кого только можно, кто в чем-то разбирался или в парусах, или в мачтах, или еще в чем-то. Да и все мы тогда именно так учились у окружения всему – и жизни, и парусу. 


Виктор Потапов и Ван Акер Вим (Нидерланды). Таллин 1978-79 годы.

В самом классе «Торнадо» были уже серьезные перемены. Как я уже говорил, была система такая, что мачту уже гнули и парус под нее другой требовался. Разница в скорости в сильный ветер получалась колоссальная. Как реактивный самолет или с пропеллером. 

А у нас возможностей таких не было. Мы мачту могли согнуть, паруса под нее не было. Вот если мы ее согнем, то парус нормальный выгибался восьмеркой. С Чучеловым мы, правда, на Таллинской верфи поработали, вроде пошили парус такой один. Я его Кострову дал на пробу, на Балтийскую регату. А с Чучеловым мы давно дружили. Он, можно сказать, меня вытянул. Еще когда я на «Финне» ходил, весил мало – 73 килограмма, и роста нет большого, рычага нет. Мачту, правда, я сам делал, а паруса с Чучеловым шили. И в сильный ветер я показывал вполне приличные результаты, очень много отрыва, а в слабый ветер и говорить нечего. 


Севастополь. 1982 год.

И вот отбор был на Балтийской регате. Кострову, мы с ним вместе жили, я дал этот парус. И он выиграл Балтийскую регату, а он не в сборной тогда был, у него ни документов, ничего. Я говорю: «Володь, парус-то верни». «Ты чего? Я первый был…» Так и не отдал. Парус еще один новый тогда купили. Приймаку его отдали. Потом мы поехали на чемпионат мира, в Травемюнде, где я Европу выиграл. 

Я говорю: «Сереж, ты не справишься. Это новая модель. Если будешь ставить – ради бога. Там специфика есть. Ты не сможешь. Дай лучше мне». Не дал. И, в общем, разница по результатам была колоссальная. Мы 10 место заняли. Приймак, кажется, 40-ой был.

Приехали домой, и Соболев говорит: «Результата в катамаране нет. А для того, чтобы нам сохранить класс в олимпийской подготовке и «Звездный», и «Торнадо» - мы в «Торнадо» нового человека – молодого человека (Приймака) поставим, и «Звездный» мы усилим. Оставляем два класса». То есть переводили меня в «Звездный». Я убеждать его стал, что в катамаране мне равных нет, особенно в сильные ветра, что это просто ситуация революционная была.


Валерий Чумаков (тренер), Сергей Фогелев, Виктор Потапов, Яша Кливер, Александр Потапов. УТЦ Сочи. 1984 год.

После этого чемпионат Союза был. Парус новый купленный так мне и не дали. И я с Сергеем Кузововым выиграл этот чемпионат в 1985 году, причем на тех парусах, которые валялись никому не нужные.

Катамаранисты тогда говорили, что я их сдерживаю, мешаю. Но вот я пересаживаюсь в другой класс, и после этого наших в лидерах катамарана не стало. Потом в лидеры вышел Юрий Коновалов с Сергеем Кравцовым. Тренировал их Юрий Давиденко. Они и стали в 1988 году в Таллине чемпионами мира.

А я после «Торнадо» на «Звездник» пересел в 1986 году. Но про «Звездник» - это уже другая история…


В.Я. Потапов с внуком Иваном Потаповым. Фото А. Жирова.

Катамараны теперь везде. Современные катамараны, например, на Кубке Америки, двигаются с невероятной скоростью, и при больше 10 метров ветра уже не выходят. В нашей стране в одной из первых начали осваивать катамараны, но сейчас нам приходится многое догонять, но, я надеюсь, мы еще будем первыми.

Фотографии из архива В.Я. Потапова.

Видеоканал

Thumb wide sheremetev 2528 cr

«МАТЧ! Наш спорт». Программа «Парусный спорт». Выпуск 8

В октябрьском выпуске программы чемпионат России в олимпийских классах яхт, Летние Юношеские Олимпийские игры, чемпионат мира в классе Melges 32, Rolex Middle Sea Race и многое другое.

Thumb gmo 20181207 sslfinals2018 123126 2 cr

Star Sailors League 2018. Квалификация завершена. Дальнейшая борьба – без Шайдуко

В последний день квалификации Star Sailors League напряжение достигло максимума. 25 экипажам предстояло определить десятку сильнейших, которые продолжат борьбу за медали.

Thumb 0

Финал Star Sailors League 2018. Бразильский карнавал

На Багамах продолжается звездная регата. Во второй гоночный день вновь доминировали бразильцы, однако на первое место в общем зачете вышел американец Марк Менделблатт.