24.11.2019

Наталья Иванова: «У нас в парусном спорте есть таланты, но им нужна поддержка»

 

Главный тренер сборной России по парусному спорту Наталья Иванова в интервью корреспонденту РИА Новости Ильдару Сатдинову рассказала о перспективах на Олимпиаде в Токио, о том, как будут справляться с жарой в Японии, и что нужно для подъема этого вида спорта в России.

 

ШЕСТЬ ОЛИМПИЙСКИХ ЛИЦЕНЗИЙ БУДУТ ХОРОШИМ РЕЗУЛЬТАТОМ

— Как оцените итоги сезона для сборной России?

— Оцениваю положительно, потому что нашей основной задачей было завоевание олимпийских лицензий. В этом году мы взяли три лицензии. Те, на кого мы рассчитывали, справились со своей задачей. В классе 470 это экипаж Павел Созыкин/Денис Грибанов, в классе Лазер лицензию выиграл Сергей Комиссаров, в классе Лазер-радиал — Екатерина Зюзина. Это не значит, что именно они поедут на Олимпиаду, лицензии неименные. Отбор на Олимпиаду будет в следующем году на регатах. Также в прошлом году Стефания Елфутина взяла лицензию в классе RS:X, итого у нас сейчас четыре лицензии. Есть еще шанс добрать их в апреле на Кубке мира в Генуе. Надеюсь, ребята справятся.

Также хочу отметить хорошее выступление наших ребят на предолимпийской регате. Это очень важный старт, потому что это олимпийская акватория, примерно тот же состав участников, что и будет на Олимпийских играх. На этой регате Елфутина и Созыкин/Грибанов заняли пятые места, то есть на Олимпиаде можем рассчитывать на высокие места.

Стефания вообще показала хорошую динамику в этом году. 2018 год был сложным для нее, она восстанавливалась после болезни. Сейчас она на верном пути, от регаты к регате показывает результаты всё лучше. В сентябре на чемпионате мира на озере Гарда она заняла четвертое место, это ее лучший результат на чемпионатах мира.

Хотелось бы выступать лучше, но есть проблемы. В первую очередь это недофинансирование, не всё получается осуществить в подготовке спортсменов. Тем не менее, я очень благодарна Министерству спорта России, Олимпийскому комитету России. Они помогают, откликаются на наши просьбы, когда могут. Но нам всё равно тяжело конкурировать с бюджетами ведущих стран, вид спорта у нас дорогой.

— Остаются шесть олимпийских лицензий. Все шесть можем завоевать?

— Мы рассчитываем на другое количество. Надеюсь, что будет еще две лицензии. Если у нас в итоге будет шесть лицензий, это хороший результат. Так как финансирование недостаточное, поэтому мы не пытаемся угнаться за всеми классами сразу. Мы смотрим, где у нас есть перспективные спортсмены и где мы можем обеспечить эффективную подготовку, и тогда вкладываемся по максимуму в эти классы, в ребят, которые могут завоевать высокие места на Олимпийских играх. От количества мы перешли к качеству.

— Насколько глубокая скамейка запасных в сборной России по парусному спорту? Есть ли прогресс за последние годы?

— У нас десять классов яхт, и во всех обстановка разная. Недавно закончился чемпионат России в Тольятти, и в некоторых классах у нас вообще нет скамейки запасных. Следующее поколение не может составить никакой конкуренции ребятам, которые готовятся к Олимпиаде. Печальная тенденция, конечно. К этому привело то, что во многих регионах прекратилась работа из-за недофинансирования, мы лишаемся яхт-клубов по всей стране. Соответственно меньше массовость, меньше спортсменов на отборе в сборную.

Но не все так печально в классах, которые недорогие по своему обеспечению — это одиночки и парусная доска. Там есть серьезная смена и перспектива. В классе Лазер-радиал на первенстве мира Валерия Ломатченко заняла второе место, Мария Кислухина — третье. Это очень хороший уровень, значит, есть прогресс. У них есть все шансы показать высокие результаты в следующем олимпийском цикле. Также в этом году в классе RS:X выиграла первенство мира Яна Резникова.

Раньше у Елфутиной вообще не было конкурентов на чемпионате России, она выигрывала все гонки вчистую. Сейчас она несколько раз пришла второй. И не потому, что у нее уровень упал. У Стефы уровень очень серьезный, просто другие девочки не сидят на месте, начинают составлять конкуренцию. Раз мы выигрываем первенство мира по молодым, то есть все шансы в этом классе и на взрослом уровне. Только класс этот поменяется.

Прошла ассамблея международной федерации, где определилась олимпийская программа на 2024 год. Не будет парусной доски в том виде, в котором она сейчас есть. Будет парусная доска класса iFoil. Это такой плавник, который позволяет подниматься снаряду над водой, то есть не по воде идет доска, а над водой. Это уже потребует других характеристик от спортсмена, другой направленности работы. Кто будет лидером в этом классе в 2024 году, пока неизвестно. Но это будут все те же гонщики, которые выступают в классе RS:X.

— То есть нашим лидерам в RS:X придется заново учиться, раз это другая доска?

— С нуля начинать не придется. Но своя специфика есть, нужно будет потратить очень много времени, чтобы освоить новую доску. Но все ребята смотрят на это с оптимизмом, всем это интересно. Все однозначно говорят, что это прогресс в парусном спорте, прорыв в парусной доске. У всех есть мотивация работать на этой новой доске, только нужно, чтобы регионы своевременно обеспечили спортсменов материальной частью. Новый класс — это значит, что все страны находятся в равных стартовых возможностях, но как мы ими воспользуемся, покажет время.

Были примеры, когда при таких переменах мы безнадежно отставали. Наша неповоротливая система не позволяет оперативно менять инвентарь. Проходит много времени, пока изменим реестр в Минспорта, пока объявим тендеры, закупим оборудование, разъясним регионам, что надо вкладывать средства в новый класс, а не в тот, что уходит.

— Помимо замены класса RS:X, какие еще изменения есть в олимпийской программе 2024 года?

— Не будет класса Финн. Очень жаль, потому что этот класс был больше 60 лет в олимпийской программе. Это был единственный класс, в котором могут выступать ребята-тяжеловесы, то есть чей вес за 80 килограммов. Все немножечко опечалены тем, что уходит Финн, но его место освободили для новых тенденций. Ввели кайтбординг в смешанных соревнованиях, для нас это хорошо, потому что у нас очень сильные позиции в этом виде. Главное — удержать наши позиции, потому что конкуренция теперь увеличится. В классе «кайт микст» у нас в этом году третье место на чемпионате мира и второе место на чемпионате Европы.

Также в олимпийскую программу ввели офшорные гонки – это гонки на длинные дистанции, тоже смешанный экипаж. Но пока определены очень примерные характеристики яхт в этом классе – яхты в районе семи метров. Какая точно должна быть яхта, будет известно только к концу 2023 года. Никто не понимает, к чему готовиться. Но в этом классе у нас тоже есть задел, наши ребята неплохо проявляли себя в офшорных гонках на Средиземном море. Однако это очень дорогой класс. Только стартовый взнос за участие в чемпионате Европы в офшорных гонках составляет 15 тысяч евро на одну лодку в одной регате. А таких регат надо пройти минимум восемь на олимпийском уровне. Плюс расходы на тренировочный процесс, перелеты и прочее, и вырастает колоссальный бюджет. Если у нас будет государственная поддержка и спонсоры, у нас есть все шансы и в офшорных гонках получить хороший результат на Олимпиаде 2024 года.

Этот класс больше для яхтсменов с большим опытом, не для юношей. Регата в этой дисциплине будет идти более двух суток, что довольно тяжело. На чемпионате Европы в Италии безопасность во время офшорных гонок обеспечивала морская армия Италии, этот вопрос решался на государственном уровне. В следующем году нам нужно провести отборы, чемпионат России, и мы пока не понимаем, как это сделать. Все упирается в обеспечение безопасности на таких длительных маршрутах. Надеюсь, всё решим.

 

 

В ЯПОНИИ БУДЕТ ТЯЖЕЛО, СПОРТСМЕНЫ ПАДАЛИ В ОБМОРОК

— Помимо Елфутиной кто из россиян реально способен выиграть медаль в Токио?

— У нас три дисциплины, в которых спортсмены показывают высокие результаты. По текущим результатам Стефе по силам взять медаль в Токио. Она мотивирована, набирает обороты. Созыкин/Грибанов показывают результаты на уровне топ-6 на этапах Кубка мира. Мы планируем обеспечить им хороший тренировочный процесс в следующем году. Сергей Комиссаров показывает хорошие результаты в Лазере. Он тренируется в Хорватии под руководством местного тренера, у него очень сильные спарринги – олимпийские чемпионы, чемпионы мира. Сам Сергей «горит» Олимпиадой, выполняет колоссальные тренировочные объемы. Есть регаты, в которых он показывает результаты на уровне топ-6. Если все сложится, в Токио у него тоже может быть хороший результат.

— Насколько высокая влажность и жара в Токио будут проблемой для парусного спорта во время Олимпиады?

— Это однозначно проблема, но проблема будет для всех участников. Жара — очень тяжелый фактор для нас, потому что мы всё время находимся на солнце, на воздухе. Мы не можем нигде спрятаться, а регаты идут не один день, плюс еще дней десять на тренировку перед регатой, на адаптацию. Тяжело проводить целые дни на жаре, соответственно результат на Олимпиаде будет во многом зависеть от того, насколько спортсмены адаптируются к климатическим условиям, насколько мы сможем помочь ребятам с охлаждением.

В этом направлении Россия впереди планеты всей. Мы проводили научные исследования в Японии и знаем, что нам сделать на Олимпиаде, чтобы уменьшить температуру тела спортсмена на воде. Другие команды только завидовали нам. В этом плане мы точно не будем отставать от конкурентов. Но в Японии будет тяжело, спортсмены падали в обморок в таких условиях.

— Можно ли как-то улучшить условия для парусного спорта во время Олимпиады?

— Знаю, что соревнования по некоторым видам спорта перенесли на север Японии, кому-то перенесли старт на раннее утро, чтобы избежать жары. А для нашего вида спорта серьезных послаблений нет, хотя что-то удалось сделать. По этому поводу мы не только общались с местным оргкомитетом, но и боролись. Мне пришлось вступить в медицинскую комиссию соревнований, чтобы хоть как-то защищать интересы наших спортсменов.

Вот есть, например, спасательные жилеты для спортсменов на парусных досках (класс RS:X). С этим жилетом температура тела повышается на полтора градуса. А эти полтора градуса могут быть критическими в такой жаре. В итоге мы добились того, чтобы в этом классе лодок убрали жилеты для спортсменов, так как у них наибольшая физическая активность. Вероятность получить на соревнованиях перегрев и попасть в больницу намного выше, чем утонуть. Даже на других турнирах в этом классе разрешено выступать без жилетов.

Также мы добились использования охлаждающих жилетов между гонками и до гонок. Добились, чтобы увеличили на соревнованиях количество льда на человека — с 2 до 15 килограммов, потому что между гонками приходится засыпать спортсмена льдом, чтобы он хоть как-то пришел в себя. Надеюсь, спортсменам будет немножечко полегче.

 

 

ПАРУСНОМУ СПОРТУ ДОПИНГ НЕ НУЖЕН

— Насколько актуальна тема допинга для парусного спорта?

— У нас чистый спорт, допинг нам не нужен. В принципе в парусе допинга как такового нет. Если только по глупости что-то может произойти, когда используешь какой-нибудь крем или средство от насморка, в котором есть запрещенное вещество. Совместно с РУСАДА проводим разъяснительную работу, семинары. Врач сборной постоянно рассказывает спортсменам о том, какие препараты запрещены, чтобы, не дай бог, по неосторожности не приняли чего. Преднамеренного допинга у нас нет. Нам не нужна взрывная сила на соревнованиях. Если ты пропустил какой-то заход ветра, то никакая физическая подготовка тебя не спасет. Нам надо быстро соображать, быть ловкими, координированными, хорошо готовить лодку.

— Насколько часто проверяют на допинг яхтсменов?

— На соревнованиях ребят постоянно тестируют. Чем выше ты в мировом рейтинге, тем чаще тебя проверяют. Елфутину часто дергают на допинг-контроль. У нас всё, как у всех.

— Почему в России спонсоры не идут в профессиональный парусный спорт?

— Это связано с тем, что парусный спорт не особо популярен. Не популярен потому, что у нас нет пока такой парусной культуры, как в Англии, Голландии, Австралии. В этих странах парус — это норма жизни. Там все знают своих лидеров, чемпионов, все болеют за них. В каждой семье есть своя яхта. «Оморячивание» в этих странах идет с самого детства. Ребенок родился, и родители в выходные берут его на яхту. В России парусный спорт — пока экзотика, не так много береговой линии, где можно заниматься этим спортом, сезон короткий.

Еще одна причина, почему спонсоры неохотно идут к нам, заключается в том, что парусный спорт не особо освещается в СМИ, а не освещается, потому что он довольно сложный и непонятный. Нужно решить, как его правильно показывать по телевидению, преподносить зрителям, сделать картинку всем понятной. Это же реально сделать. Человеку, который не погружен в это, вообще непонятно, что происходит во время соревнований. Очень сложные правила в парусном спорте. Это все равно, что смотреть, как играют в шахматы. Если ты не умеешь играть в шахматы, ты и не будешь их смотреть. Тут то же самое.

В России у спонсоров (помогающих спорту) нет налоговых льгот, как в других странах. В других странах всё держится на спонсорстве, даже крупные корпорации спонсируют парусный спорт. В Великобритании, например, организована лотерея, практически весь фонд которой идет на поддержку спорта, а это очень большие средства. В России же спонсоры не получают отдачи от парусного спорта. Да, будет логотип на парусе, но если нигде в стране не показывают картинку на этом парусе, то кому это интересно?

 

 

НАМ НУЖЕН ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ ПО РАЗВИТИЮ ПАРУСНОГО СПОРТА

— Вы говорили о дороговизне парусного спорта. Сколько стоят лодки в олимпийских классах?

— Лодки обходятся нам, россиянам, в 1,5-2 раза дороже, чем европейцам. Это связано с высокими таможенными пошлинами, лодки облагаются НДС. В России небольшой спрос на них, поэтому в стране мало кто продает эти лодки. Рынок монопольный, и поставщики, зная, что у них нет особой конкуренции, завышают цены. Приобретенную лодку нельзя просто так взять и привезти на своей машине. Этим занимается лицензированный перевозчик, услуги которого тоже стоят денег.

В итоге в классе RS:X и Лазер лодки в Европе стоят 6-7 тысяч евро, а в России — 12-14 тысяч евро. Класс Накра 17 в Европе стоит 25-29 тысяч евро, в России — 55-59 тысяч. Ещё и не лучшего качества лодки поступают к российским дилерам. Поэтому очень актуален вопрос собственного судостроения.

— Лодки покупает федерация, школы или сами спортсмены?

— Лодки покупают сами яхт-клубы, региональные ведомства для своих региональных сборных. Для сборной России Минспорт ежегодно выделяет субсидии, на которые закупаем материальную часть. На детском уровне расходы на лодки нередко лежат на родителях ребенка. В России осталось несколько школ, которые сами закупают лодки — это Санкт-Петербург, Москва, Московская область, Сочи, Ростовская область, Владивосток. В остальном детский спорт держится на родителях, для детей можно купить лодку в районе 50 тысяч рублей. Если покупать новую лодку, цена будет от 100 тысяч рублей. В целом яхт-клубы справляются с этим.

— Бронза Елфутиной в Рио стала первой олимпийской медалью для российского парусного спорта с 1996 года. Что нужно, чтобы олимпийские награды стали стабильным результатом для сборной России?

— Обстановка в нашем парусном спорте сейчас не самая радостная. При наших текущих результатах Минспорт не может отдать приоритетное финансирование парусному спорту. Чем могут, они всегда стараются помочь нам, но этого не хватает. Нужно привлечение спонсоров. Наверное, нужен государственный проект по развитию парусного спорта, как это произошло в Китае.

Из ничего китайцы создали хорошую команду за короткий промежуток времени. Три олимпийских цикла назад Китая вообще не было в парусном спорте, сейчас они на первом месте в общекомандном зачете. В Китае была госпрограмма по развитию парусного спорта, были выделены большие средства, грамотно выстроили систему, как распорядиться этими средствами. Они наняли лучших мировых специалистов, закупили много лодок, обеспечили массовость занятия парусным спортом. В каждом яхт-клубе на каждом классе яхт занимается по 60 человек. У нас в России столько не занимаются.

Одними спонсорскими вложениями не решить глобально нашу проблему. Конкуренции нет на уровне детского и юношеского спорта, поэтому в сборную зачастую попадают люди, которые особо не прошли никакой отбор. У нас беда с тренерами из-за низкого уровня зарплат. Когда в регионе человек приходит работать тренером в парусный спорт, у него голая ставка — 7 тысяч рублей в месяц. Нужно сначала как-то пережить этот момент, долго работать, воспитать чемпиона и надеяться, что когда-нибудь зарплата у тебя может быть в районе 50 тысяч рублей. Поэтому тренеры и спортсмены на начальном этапе уходят в коммерческие проекты, в капитаны на частных яхтах, где можно получать в среднем по 300 евро в день или даже больше.

Материальная часть очень дорогая, поэтому в России нужно строить свои лодки. Пока не будет своего судостроения, своей дешевой материальной части, мы не сможем обеспечить массовость. Если разово вложить миллиард долларов в сборную России, это не поможет в следующем олимпийском цикле. Нужен комплексный подход к виду спорта, чтобы его развивать.

Хотелось бы, чтобы государство немного больше внимания обратило на наш вид спорта. В советское время парусный спорт был развит на высшем уровне, у нас были победители Олимпиад. Валентин Манкин трижды выигрывал Олимпийские игры. Было много хороших результатов, потому что была система, были яхт-клубы, это надо возрождать. Наш вид спорта медалеёмкий, у нас разыгрывается десять комплектов медалей. Великобритания за счет парусного спорта очень сильно продвигается в общекомандном зачете на Олимпийских играх. Каждую Олимпиаду британцы берут восемь из десяти медалей точно.

К тому же наш вид спорта имеет прикладное назначение. Знания, полученные в профессиональном парусном спорте, можно применять в разных отраслях — морских, армейских, в судостроении. Парусный туризм невозможен без развития парусного спорта. Надеюсь, что мы сдвинемся вперёд. В целом в России есть отдельные талантливые спортсмены, которые готовы показывать высокие результаты, но им нужна поддержка. Если мы сможем ее обеспечить, у нас будут результаты.

 

 

 

Видеоканал

Thumb wide 0

Кубок Сибири 2019. Зимний сезон открыт!

Кубок Сибири 2019 по сноукайтингу и зимнему виндсерфингу проходил с 4 по 9 декабря в Новосибирске. В соревнованиях приняли участие более 80 взрослых и 40 детей.

Thumb 0

«Черноморская регата». Сезон паруса в Сочи завершен

Заключительный день юбилейной «Черноморской регаты» подарил спортсменам отличные гоночные условия (ветер от 6 до 14 узлов) и три финальные гонки в каждом классе.

Thumb             .001  1

«Черноморская регата». Сегодня - заключительный день

Видеорепортаж Алексея Жирова из Сочи.