09.10.2020

Открытый разговор с командором Яхт-клуба Санкт-Петербурга Владимиром Любомировым

 

2020 год стал катализатором для многих процессов в парусном мире нашей страны. Одним из важнейших событий стали выборы нового президента Всероссийской федерации парусного спорта. Многие высказывали свои позиции в публичном пространстве, и было бы несправедливо обойти вниманием командора Яхт-клуба Санкт-Петербурга Владимира Александровича Любомирова.

 

Алексей Жиров: Как, на ваш взгляд, можно сформулировать основные тренды развития парусного спорта в России?

Владимир Любомиров: Прежде чем говорить о современных трендах развития и вызовах, стоящих перед российским парусным спортом, нужно обрисовать историческую перспективу. Я лично наблюдал за развитием виндсерфинга с конца 1990-х – начала 2000-х годов, а яхтинга – с 2000-го года. Это те события, свидетелем которых я был и о которых могу говорить, как их непосредственный участник. Если говорить о виндсерфинге, то рубеж 21-го века – активнейшее развитие виндсерфинга, а вместе с ним и кайтсерфинга в России. Нельзя не вспомнить таких людей, как Петр Воногов, Эмир Усейнов, Михаил Ершов, Руслан Брод, Алексей Чибизов, Андрей Грязев, Андрей Тюшкевич, Дмитрий Петухов, Олег Остриков, Дмитрий Овсянников, Владимир Демченко, Виктор Айвазян, Михаил Отдельнов, Сергей Чупров, Кирилл Воногов и других пассионарных и деятельных людей. Все они добились успеха в своих сферах – кто-то пришел к спорту от бизнеса, а для кого-то это было главным увлечением. Благодаря этим людям активно развивался виндсерфинг как любительский, так и профессиональный. Соревнования в трех городах – Анапе, Ейске, Зеленогорске (Санкт-Петербург) – собирали большое количество участников. В те годы Петр Воногов создал взрослый и детский национальные классы виндсерфинга. Российские базы открывались по всему мира – во Вьетнаме, Египте, Испании и так далее. Совместные усилия сподвижников конфессии малого паруса создали отличную базу для развития направления парусной доски. Сегодняшние тренеры и руководители направлений виндсерфинга и кайтсерфинга в сборной России и ведущих российских парусных школах заразились любовью к этому движению именно тогда и остались в нем на долгие годы. Активное развитие виндсерфинга привлекло таких известных политиков и бизнесменов, как Михаил Прохоров, Владимир Потанин, Борис Немцов, Дмитрий Зеленин.

 

АЖ: Параллельно с виндсерфингом очень активно в 2000-е годы начал развиваться и яхтинг. Какие тенденции преобладали в его развитии?

ВЛ: В яхтинге была похожая ситуация. Классические яхты класса «Дракон» получили новый виток развития с приходом известных предпринимателей и бизнесменов – Василия и Михаила Сенаторовых, Анатолия Карачинского, Виктора Фогельсона, Артема и Сергея Кузнецовых, Владимира Силкина, Александра Шмидта, Александра Ежкова, Игоря Гойхберга, Дмитрия Самохина, Бориса Латкина и других. За каждым из этих людей стояла как определенная общественная работа, так и серьезный мощный бизнес. Они были успешными политиками, чиновниками и предпринимателями, как и те виндсерферы, о которых я говорил выше. Так, впервые сформировался тренд, когда люди, успешные в своих сферах, делятся своим успешным опытом и умением наладить эффективные процессы со всей парусной средой. Они искренне получали от паруса удовольствие и горели этим делом. На базе своего успеха в бизнесе они привнесли в парусный спорт тренд развития. Например, создание яхт-клуба «ПИРогово», национального класса эМ-Ка, поддержка «Драконов» и кураторство над классом «Оптимист» Александра Ежкова внесло огромный вклад в развитие паруса в России. Михаил Сенаторов создал и проводил знаковую регату «Банковский кубок». В тот же период в Санкт-Петербурге был построен яхт-клуб «Терийоки» при моем участии, а также участии Эмира Усейнова и Игоря Фролова. Похожая история произошла и с классом SB20. Мощный рывок класс получил именно с приходом в него людей, добившихся успехов в других сферах. Успешный бизнесмен Олег Жеребцов с помощью таких профессионалов от парусного спорта, как Олег Чугунов и Анна Басалкина, очень быстро развил класс и привлек к нему внимание других активных бизнесменов. Вскоре к развитию класса SB20 подключились Кирилл Фролов, Алексей Семенов, Игорь Гинзбург, Владимир Просихин. Когда мы проводили чемпионат мира в классе SB20 в яхтенном порту «Геркулес», все эти люди поддержали проект деньгами и инфраструктурными бизнес-возможностями. Вплоть до конца 00-х этот тренд получал мощное развитие – росло количество лодок SB20, «Дракон», эМ-Ка. А все благодаря тому, что это делалось руками людей, успешных в своих сферах и никогда не делавших основного бизнеса в парусе.

 

 

АЖ: В то же время появился и Яхт-клуб Санкт-Петербурга. Это все было звеньями одной цепи?

ВЛ: Конечно, все события, которые я описал выше, дали мощные толчки для развития парусного спорта. Мы с Виктором Лосем в то время просто ходили на «Драконе» и получали огромное удовольствие, но в 2008-м году решили создать Яхт-клуб Санкт-Петербурга, вложив свои собственные средства. Мы привнесли в парус деньги и опыт, приобретенный в других сферах. Позже при поддержке ПАО «Газпром» начинание Виктора Лося – спорт-клуб «Парусник» – превратился в известную во всей России Академию парусного спорта. В 00-е годы активно развивалось клубное движение по всей России. Перед нашими глазами было много крайне успешных и заразительных примеров. При поддержке Александра Ежкова яхт-клуб «ПИРогово» превратился в московский центр яхтинга, активно работал Георгий Шайдуко и Сергей Джиенбаев с флотом GP26 и яхт-клубом «Галс», во Владивостоке такой точкой стал построенный Михаилом Ермаковым яхт-клуб «Семь Футов», который собрал и продолжает собирать вокруг себя большое количество интересных людей и проектов. «Губернский яхт-клуб «Коматек», генеральным директором которого является Юрий Крюченков, стал точкой притяжения парусной жизни не только Екатеринбурга, но всей России. В Тольятти активно развивался яхтинг благодаря яркой личности Дмитрия Кульбицкого и его яхт-клубу «Дружба».

 

АЖ: А если перенестись в сегодняшний день, видите ли вы преемственность в этом направлении и продолжают ли появляться в парусе такие же успешные и активные люди?

ВЛ: Существуют и более поздние проекты. В 2013-м году Екатерина Скудина учредила компанию PROyachting, в 2014-м появился флагманский проект Всероссийской федерации парусного спорта – Национальная парусная Лига. Огромную роль в его появлении и развитии сыграл лично президент ВФПС Владимир Силкин, генеральный директор Лиги Игорь Игнатов, а также заботливые руки проекта – Анна Зенкина. Этот проект создает новых звезд парусного спорта, привлекает активных людей и формирует информационное поле.

За последние пару лет можно привести много успешных примеров. Александр Филиппов с верфью по строительству национального флота mX700 – доступной, легкой, быстрой, изящной и маневренной яхтой отечественного производства, и Дмитрий Жайворонок с его командой ZigZag; Сергей Волчков, развивающий чартер в московском регионе; Михаил Тихонов, строящий Ракеты 610 в Нижнем Новгороде; Сергей Джиенбаев с верфью в Таганроге и флотом GP26; бизнесмены Игорь Гинзбург и Леонид Алтухов, успешно развивающие проекты по созданию трекеров для парусных гонок; глава Петроградского района Санкт-Петербурга Иван Громов увлекшийся яхтингом и способствовавший созданию государственной парусной школы «Крестовский остров» – благодаря его работе в Петербурге появилась еще одна яркая и результативная школа.

Здесь же необходимо упомянуть успешный проект Марка Каганского, который развивает курорт «Конаково Ривер Клаб». Возможно, я забыл кого-то упомянуть, но те люди, которые были упомянуты мной выше, являлись и являются движущими силами создающими системообразуюшие векторы развития парусного спорта в нашей стране.

 

АЖ: Несмотря на все эти крайне успешные примеры, в соцсетях активно пытаются формировать мнение, что приток таких личностей в последние годы заметно сократился. Какие шаги следует предпринять ВФПС, чтобы изменить эту ситуацию?

ВЛ: Одной из приоритетных задач ВФПС на ближайшее будущее должно стать создание благоприятной среды и условий для появления в парусе таких активных людей. Наша организация должна следовать даосийской философии, создавая возможности и благоприятные условия, в которых такие личности смогут реализовывать знаковые для нашего вида спорта проекты и создавать новые продукты.

Строительство яхт-клубов и школ – не задача Федерации. Крайне глупо и примитивно требовать этого от ВФПС. Федерация – это сообщество активных людей, открывших новые школы, создавших новый класс, построивших яхт-клуб, организовавших большие соревнования или любительскую регату.

Так уж вышло, что лагеря претендентов на место в Президиуме ВФПС разделились ровно по этому принципу – пассионарные личности, добившиеся конкретных результатов и критиканы, не реализовавшие ни одного большого проекта. Я уверен, что Президиум, состоящий из ярких и результативных деятелей, обязательно привлечет к развитию паруса таких же единомышленников. Новый Президиум претерпел качественные изменения, помимо наших уважаемых и заслуженных аксакалов, в него вошли новые личности. Президиум значительно помолодел. Мне приятно видеть в новом составе Кирилла Воногова, Таню Ермакову и вас, Алексей.

 

АЖ: Все люди, которых вы упоминали выше, никогда открыто не стремились к власти и не требовали от паруса ничего взамен. Дает ли какие-то преимущество формальное нахождение у власти?

ВЛ: Власть в парусном мире не дает никаких рычагов. У нее нет привычных атрибутов. Люди идут в Президиум из соображений общественной полезности, благотворительности и желания отдать что-то во имя своей страсти – применить свой материальный и интеллектуальный ресурс правильным, в их понимании, образом. Ведь у власти в парусном спорте нет никаких материальных атрибутов – ты меняешь мир вокруг благодаря трате собственных денег, а не приобретении. Мне странно слышать о том, что определенная группа лица стремится к власти для того, чтобы начать что-то менять. Неужели для этого вам требуется формальная принадлежность к власти? Вы лучше покажите, что вы уже сделали на благо парусного спорта, а не только стремитесь сделать, оказавшись у власти.

В свое время я занимал место в Президиуме ВФПС – сейчас же я формально не имею никакого отношения к власти и не занимаю высоких постов в Федерации. Тем не менее, это не мешает мне отдавать парусному спорту мои ресурсы, реализовывать проекты и получать от этого огромное удовольствие и удовлетворение.

 

АЖ: На ваш взгляд, в чем природа полемики и критики в социальных сетях, которая захлестнула в последнее время парусный спорт?

ВЛ: К моему глубокому расстройству, вся полемика и грязь в социальных сетях исходит от людей исключительно на основе критики, а не желания сделать что-то самим. Оправданием собственной бездеятельности для них служат высказывания уровня: «Нам не дают», «Нас не пускают». Люди ищут оправдания, продолжая писать комментарии с дивана.

Например Наталья Федорова проводила на высочайшем уровне одну из самых известных регат нашей страны - «Паруса Белых Ночей» и для нее не было мотивацией присутствие в Президиуме, двигателем служило личное желание и организаторский талант. Нельзя привести ни одного примера за последние десятилетия, когда действующая парусная власть кому-то что-то запретила. Почему все посылы так называемой «оппозиции» сводятся к тому, что они что-то сделают только в том случае, если заменят тех, кто уже что-то делает на их постах? Что мешает им делать что-то сейчас? Их философия критики всего положительного напрямую противоречит философии созидания, философии, которая позволяет развиваться. На мой взгляд, хорошим примером является деятельность Петра Воногова, который в свое время, не являясь парусным функционером, создал для всех нас, тогда молодых людей, возможность развиваться в виндсерфинге и развивать свои проекты.

Что касается негативной критики, то тут порой доходит до смешного – у человека не получился свой собственный проект, и он начинает критиковать успешные. Кто-то даже делает себе имя на жесткой и категоричной критике людей деятельных, не предпринимая никаких шагов и не вкладывая ни копейки в развитие парусного спорта. Критика и грязь в соцсетях исходит от тех людей, которые хотят хайпа, стремятся получить всевозможные преференции, например для своих детей, занимающихся парусным спортом. Некоторые даже ни разу не пересекли ни одной стартовой линии, но на критике сделали себе имя и стали известными функционерами. Эти люди составляют агрессивное меньшинство, которое пытается навязать свою волю большинству и у которого есть совершенно конкретные потребительские задачи. На страже интересов большинства стоят пассионарные люди, не ищущие в парусе никакой корысти и развивающие его по воле своего сердца.

 

АЖ: В чем вы видите на сегодняшний день свое предназначение и возможность быть полезным парусному сообществу?

ВЛ: Я вижу свое предназначение в развитии детского спорта. Мне удается реализовывать свои идеи в рамках, как минимум, Ассоциации яхт класса «Оптимист». Главная задача – увеличение количества ребят, занимающихся парусным спортом. На сегодняшний день сектор «до 14 лет» успешно растет во много благодаря инициативам Ассоциации и поддержке этих инициатив в регионах. Поддержка заключается в том, что мы создаем качественные регаты Ассоциации на которые могут приехать ребята со всей России, благодаря нашей работе постепенно возникают новые школы и появляется инфраструктура. Понятно, что Ассоциация влияет на это косвенно – не открывает самостоятельно новые школы, но она создает привлекательную среду и идеологию для активных и пассионарных людей, желающих приложить свои силы и время в парусном спорте.

 

 

АЖ: Как вы относитесь к такой тенденции, когда успешные и талантливые спортсмены концентрируются в одной школе, обладающей ресурсами?

ВЛ: Этот процесс является естественным, и мы наблюдали эти истории неоднократно. По такому пути в свое время шла Академия парусного спорта, сейчас – «Крестовский остров», а задолго до этого – московская ШВСМ. Эти процессы обусловлены желанием добиться быстрых побед и получить хорошие оценки как со стороны общества, так и со стороны государства. Проблема в том, что такие оценки люди ставят, как правило, сами себе. Ярким примером моим словам служит тот факт, что и Академия, и «Крестовский остров» стали лучшими школами на премии «Яхтсмен года» в год своего образования, к тому моменту даже не успев сформироваться. Что, на мой взгляд, смешно и не соответствует термину «школа», который подразумевает воспитание и формирование личности на основе методик и долгосрочных процессов, а не стартап с ярким PR-сопровождением.

Мы в Академии пережили эти процессы взросления и за 10 лет существования поняли, что гораздо большее удовлетворение приносит сам образовательный процесс, на протяжении которого ребенок проделывает путь от малыша с «Оптимиста» до призера международных регат. Тут я вспоминаю свою маму, которая как классный руководитель воспитывала ребят с 4 по 10 класс. За этим становлением ребенка очень тепло и отрадно наблюдать. Именно такие школы заходят в сердца детей, родителей и становятся хорошими примерами развития парусного спорта. Вместе с тем я не вижу ничего плохого в ярких вспышках. На мой взгляд, совершенно естественно, что спортсмены высших достижений, больше всего нуждающиеся в ресурсах, приходят туда, где эти ресурсы можно получить.

Если говорить о системном подходе, то, конечно, школы должны воспитывать спортсменов с малолетства, а в свою очередь опытные спортсмены должны иметь возможность выбора комфортных условий для своего профессионального роста. У агрессивных методов по привлечению сформировавшихся высококлассных спортсменов есть и отрицательная сторона. Она состоит в том, что первая школа и первые тренеры, воспитавшие этих спортсменов, теряют заработную плату и лишаются финансирования, а подрастающие в этих школах ребята лишаются возможности прикоснуться к лидерам и вдохновиться их работой. Во всех этих процессах есть очень важный аспект, который я хотел бы подчеркнуть и ввести его на всероссийском уровне. Ребята, спортсмены, руководители школ, когда вы переходите в новую для себя школу, не забывайте указывать в стартовых протоколах своих первых тренеров и свои первые школы, которые открыли для вас дорогу в парус, помогли развить ваши таланты и стать теми, за кого сегодня борются различные спортивные организации. Очень странно видеть, когда отличные спортсмены, воспитанные с самого детства в Академии и ушедшие за пару недель до соревнования, пишут в стартовом протоколе нового тренера и новую школу, забывая о своем прошлом.

Если дальше развивать эту тему, то, конечно, владельцы ресурсов и желающие приложить их в парусном спорте должны понимать, что куда эффективнее вкладываться в количество занимающихся детей. Чем выше будет средний уровень гонщиков во флоте, тем ярче будут и лидеры. Эту мысль и идеологию нужно продвигать на уровне Федерации. Пока же лидеры будут расти в тепличных условиях с выжженным конкурентным полем, получая все возможности и ресурсы, они не смогут бороться на равных со сверстниками из США, Англии, Испании, Франции или Италии. Потому что французский или итальянский мальчик за право выступать за сборную на чемпионате мира и Европы победил десятки таких же способных и талантливых, как и он, а у нас зачастую один талантливый мальчик или девочка стягивает на себя весь ресурс школы и получает лучшую матчасть, лучшие сборы, клиники у иностранных тренеров и банально больше часов на воде.

Надо понять, что именно высокий средний уровень отечественного флота в каждом классе обеспечит сборную стабильным медальным урожаем. Медали необходимы – они подпитывают патриотизм, создают у детей примеры для подражания и двигают парусный спорт, но награды должны быть производной общего качества российских спортсменов. Эту идею Федерация должна продвигать на уровне людей, желающих эффективно приложить свои ресурсы.

 

АЖ: Назовите конкретный пример, когда ресурсы в олимпийском парусе были приложены эффективно.

ВЛ: На этом фоне был очень положительный проект Валерия Гулева, когда несколько лет в полном объеме финансировалась юниорская сборная. Финансирование получали все вне зависимости от принадлежности к той или иной школе – средства шли на развитие всей сборной, все участники команды получали равные возможности. Благодаря этому начинанию появилось довольно много талантливых спортсменов. Когда у сборной появится возможность самостоятельно финансировать своих первых номеров и не зависеть от школ, родителей или благотворителей, то это решит многие проблемы. Я вижу положительный тренд именно в этом – сборная живет отдельно и финансируется в одном формате, школы работают на массовость и получают ресурсы, исходя из этих целей.

 

 

АЖ: Вы в своей работе в Ассоциации яхт класса «Оптимист» попробовали приложить эти идеи?

ВЛ: В какой-то степени мы в Ассоциации и реализовываем такую модель в миниатюре. Уже три года мы оплачиваем взносы и покрываем часть средств на поездки членов сборной России на чемпионаты мира и Европы, что сильно смягчает нагрузку на родителей спортсменов и значительно снижает барьер вхождения. В таких условиях спортсмен может сосредоточиться на прохождении отбора и достижении спортивного результата – обо всем остальном позаботится Ассоциация. После прохождения спортивного отбора от родителей потребуются значительно меньшие ресурсы. Да, некоторые родители очень любят нас критиковать за то, что мы что-то недодали, но при этом они не обращают внимание на ряд решенных вопросов с теми же билетами, чартерами лодок или взносами. Ассоциация работает над тем, чтобы максимально снизить финансовую нагрузку на родителей и добивается на этом поле определенных успехов.

 

АЖ: Почему люди критикуют Ассоциацию в социальных сетях?

ВЛ: Мы выше говорили об отличиях людей пассионарных от диванных экспертов в соцсетях. Люди из второго лагеря очень редко говорят спасибо за то, что сделано – они стараются выводить наружу негатив и приподниматься на этом. На негативе гораздо проще и быстрее сделать себе имя. Может быть, Ассоциация действительно чего-то на данном этапе своего развития еще не смогла сделать, но мы вкладываем в развитие абсолютно все возможности, которыми располагаем. Будет у нас больше возможностей – сделаем для детей в классе «Оптимист» еще больше.

 

АЖ: Почему вы лично и Яхт-клуб Санкт-Петербурга в целом поддержали на выборах в президенты ВФПС кандидатуру Сергея Джиенбаева?

ВЛ: От Сергея я никогда не слышал негатива или желчи. Он всегда смотрел на вещи крайне конструктивно и позитивно. За время своей работы в парусном спорте он показал, что ему хочется делать парус лучше своими силами. Он из тех людей, которым не нужна власть для того, чтобы улучшать мир вокруг себя. В данный момент ВФПС гораздо больше нуждается в Сергее, чем он в Федерации. Я уверен, что он соберет вокруг себя команду таких же активных единомышленников. В свое время Сергей построил флот яхт монотипов. Он отличный спортсмен и тренер, пересекший не одну финишную линию и знающий вкус победы. У него отличный и успешный бизнес. В своем деле Сергей достиг высоких результатов и выстроил процессы. Много лет руководил Федерацией парусного спорта Москвы и имеет богатый опыт общественной работы. Ничего подобного у другого кандидата в активе нет, поэтому у меня не было никаких сомнений.

 

АЖ: В заключении хочу поблагодарить за откровенную беседу и попросить вас подвести итоги нашего разговора.

ВЛ: По моему мнению, парусный спорт – это стремление к лидерству за счет своей воли, таланта и трудолюбия. В спорте у лузеров всегда есть объяснение своих поражений, будь то плохая матчасть, другие спортсмены или обстоятельства. У них на все есть оправдания – то ветер не так дул, то сторону не угадали, то стартовая линия была кривая, то кто-то на них сфолил. Победители же продолжают выигрывать. Основа лидерства состоит не в том, что лидеры не проигрывают, а в том, что их ошибки – это залог завтрашней победы, а ошибки лузеров – оправдание их неудачи.

 

 

 

Видеоканал

Thumb wide 2020 10 15 220545

ВЫБОРЫ 2020. Председатель конференции Игорь Ченцов - о работе по ее подготовке

Член Президиума ВФПС и председатель конференции ВФПС Игорь Викторович Ченцов рассказывает о работе по подготовке сложнейшего мероприятия: Всероссийская федерация парусного спорта - одна из первых всероссийских федераций, которая смогла провести онлайн выборную конференцию.

Thumb 0

«МАТЧ! Страна». «Парусный спорт». Сентябрь 2020

В этом выпуске - большой сюжет о чемпионате России в олимпийских классах яхт, итоги чемпионата России в классе SB20, очередной этап Национальной парусной Лиги, а также рассказ о Кубке Ассоциации класса Оптимист.

Thumb 0

Чемпионат Европы в классах Лазер и Лазер-радиал. Сергей Комиссаров занял пятое место!

Главная европейская регата для спортсменов класса Лазер проходила в Польше с 8 по 13 октября. В олимпийских классах Лазер-стандарт и Лазер-радиал были заявлены 126 и 107 участников соответственно.